Наше общество далеко от понимания, что из себя представляет Азербайджан сегодня

Анжела Элибегова:

Наше общество далеко от понимания, что из себя представляет Азербайджан сегодня

PanARMENIAN.Net - Агентство PanARMENIAN.Net продолжает цикл интервью с ведущими армянскими экспертами в сфере информационной безопасности, журналистами и блогерами, которые поделятся своим мнением и оценками о противостоянии между Арменией и Азербайджаном в информационной сфере, ее этапах, и шагах, которые необходимо предпринять армянской стороне. Очередное интервью PanARMENIAN.Net дал кандидат политических наук, эксперт по геополитике Южного Кавказа Анжела Элибегова.
Как Вы можете охарактеризовать борьбу между Арменией и Азербайджаном в информационной сфере? Является ли это информационной войной или чем-то иным?
Здесь есть элементы и информационной войны, и информационного противостояния, смотря с какой точки зрения рассматривать. Я считаю, что до полномасштабной информационной войны мы пока недотягиваем, так как информационная война предполагает информационную поддержку военных действий. То есть в классическом понимании информационной войны ее пока нет, есть лишь ее определенные признаки, например как в случае с июньскими перестрелками на границе. Реакция армянских и азербайджанских СМИ показала, что по большому счету обе стороны пока не готовы к полноценной информационной войне, так как допускается очень много киксов и промахов с обеих сторон.

Полноценной информационной войны не ведется, а информационные перестрелки, инциденты и противостояние ведутся в режиме нон-стоп, 24 часа в сутки, не прекращаясь последние 20 лет. Причем в них принимают участие как гражданское общество с обеих сторон, так и на государственном уровне госструктуры, плюс третья сторона (арбитры).

На какие исторические этапы Вы бы разделили информационное противостояние между Арменией и Азербайджаном? И кто, по Вашему мнению, на каких этапах выигрывал, а на каких уступал?
Во время первого, довоенного этапа было сложно прорвать информационную блокаду, потому что шел развал СССР и совершенно непонятные процессы, происходящие на всем постсоветском пространстве, однако нам все-таки удалось в какой-то мере донести до мировой общественности информацию об армянских погромах в Сумгаите и Баку. Конечно, следовало действовать масштабнее и эффективнее, однако, скорее всего для этого не было возможности. Сейчас мы, безусловно, готовы гораздо лучше, и самый мелкий инцидент можем оперативно и качественно осветить. В том числе этому способствует и интернет. Тогда, в конце 80-х, это было сложно.

Если рассматривать хронологию самой войны, ее освещение, то можно увидеть, что с обеих сторон были попытки приглашения иностранных журналистов, кадры которых стали достаточно ценным ресурсом на нынешнем этапе для оценки спорных вопросов, например, агдамские события 1992 года. Азербайджанская сторона приводит кадры Чингиза Мустафаева, которые, как оказалось, не являются подлинниками. У армянской стороны есть свои кадры – российских, чешских, болгарских и других журналистов.

Что касается послевоенного этапа, то это, наверное, самый интересный период, потому что тогда сформировались сами мифы вокруг карабахского конфликта, началось информационное противостояние со своими особыми правилами, потому что само информационное поле вокруг карабахского конфликта и самих армяно-азербайджанских отношений имеет свою специфику, естественно, отличную от взаимоотношений с другими соседями. Есть целый ряд особенностей в формировании образа врага: как он формировался, на основе каких мифов и кем.

Сложилась такая ситуация, когда Азербайджан, как проигравшая сторона, начал вести агрессивную антиармянскую политику именно на общественном уровне, начиная с детского возраста, и заканчивая вполне сознательными гражданами, которые, даже считая себя диссидентами по отношению к нынешней власти, правящему режиму, в вопросе отношения к армянам и Армении все же руководствуются общепринятыми стереотипами пропаганды.

Азербайджанское общество постоянно подпитывают этой агрессией, ему не дают забывать, что армяне – это враги, но при этом пропаганде постоянно приходится генерировать различные доводы, почему не начинается война.

Встречаются публикации на азербайджанском языке на оппозиционных сайтах, которые призывают своих коллег не давать негативной информации об Азербайджане, чтобы этим не пользовалась армянская сторона. Сначала это касалось русскоязычной и англоязычной прессы, а после того, как армянские СМИ начали переводить и с азербайджанского, ситуация повторилась и в отношении исключительно азербайджаноязычных изданий. Достаточно комично выглядит ситуация, когда армянские СМИ обвиняются в том, что качественно мониторят и выявляют проблемные зоны в азербайджанском социуме и ретранслируют их. То есть у азербайджанской стороны сформировалось вполне обоснованное ощущение, что все их информационной поле находится под контролем, начиная с азербайджаноязычных форумов и заканчивая азербайджаноязычными СМИ.

В нашем обществе несколько другое восприятие. У нас, как у страны, выигравшей войну, немного пренебрежительное отношение к этому вопросу, мы слишком спокойно ко всему этому относимся. Мы вообще не воспринимали всерьез антиармянскую пропаганду в Азербайджане до истории с убийством Гургена Маргаряна. До Рамиля Сафарова мы не осознавали, что в азербайджанском обществе не все в порядке, и что это общество живет совсем рядом. После того, как руководство страны всерьез занялось этим вопросом, и у общества, и у интеллигенции начало постепенно формироваться понимание того, что нужно противостоять антиармянской пропаганде, давать ей отпор.

Появился тот багаж информации и проектов, которые отражают армянскую позицию, те же документальные фильмы про операцию “Кольцо”, “Марага”, “Баку”, “Сумгаит”, “Ходжалу”, набор сайтов (xocali.net, baku.am, azerichild.info и т.д.), проекты, которые за последние пару лет были сделаны быстро и на достаточно высоком уровне. Это уже информационная база для журналистов и для гражданского общества, которые должны это ретранслировать. То есть, подготовлена база на любую тематику, опровергающая созданные азербайджанской пропагандой мифы.

Но нужно отметить очень важный момент - Армения не ведет ни на каком уровне антиазербайджанской пропаганды, она ведет лишь борьбу против антиармянской пропаганды со стороны Азербайджана. Это принципиальный момент. В наших СМИ не генерируется дезинформация, фальсификации и прочие вещи. Есть освещение внутренних проблем Азербайджана, просто по фактам и без эмоциональных оценок, есть подача оперативной информации о ходе переговоров и официальных мероприятий, и есть определенная аналитика. Если провести мониторинг азербайджанских и армянских СМИ, то разница в стиле подачи информации очевидна: насколько спокойно основные армянские СМИ реагируют на азербайджанскую тематику, и какие неприемлемые для профессиональных СМИ формулировки и агрессивный тон при освещении событий в Армении фигурируют в новостной ленте ведущих и самых популярных азербайджанских информагентств, которые позволяют себе публикации крайне армянофобского характера. А ведь это не частные сайты, не блоги.

Если же говорить о недостатках работы нашей стороны, то у нас есть большая проблема ретрансляции этой информации со стороны наших СМИ, общества.

С чем связанно изменение отношения мирового сообщества к карабахскому конфликту в послевоенный период? Связанно ли это с пассивностью армянской стороны, которая посчитала, что «и так всем понятно, из-за чего произошел конфликт»?
Азербайджан вкладывает огромные средства в пропаганду. Другой вопрос, что большая часть этих средств, в принципе, не оправдана, потому что они уходят в никуда, в нерентабельные проекты. К примеру когда на организацию митинга в Стамбуле на площади Таксим азербайджанцы тратят $4 млн, то это бессмысленно. Ты можешь бесплатно вывести на улицу тысячи турок на антиармянский митинг, и ясно, что если на это выделяется $4 млн, то они разворовываются, не доходят до места.

То, что мнение мирового сообщества изменилось, это немножко спорный вопрос, так как, например, во время конкурса «Евровидение», за 2 недели во всех мировых СМИ и на популярных телеканалах вышло более 100 критичных материалов об Азербайджане. Руководство страны на всех официальных уровнях заявляло, что это - наймиты армян, армянского лобби, и, что армянская пропаганда выжала из этого конкурса максимум, чтобы уронить имидж Азербайджана на международном уровне.

Но при этом надо отметить, что делаются заказные статьи, освещающие карабахский конфликт. Это невозможно исключать или закрывать на это глаза. При этом в западной журналистике есть очень хороший принцип – право на ответ.

Подключаются ли сейчас лоббистские организации армянской диаспоры к информационному противостоянию в карабахском вопросе?
Участие армянской диаспоры в информационном противостоянии с Азербайджаном небольшое. Весь ее интерес сосредоточен на вопросе Геноцида армян. Карабахская тематика интересует больше то поколение, которое стало диаспорой в начале 90-х., которое уехало относительно недавно и имеет представление о проблеме непосредственно. Министерство диаспоры должно усилить работу по привлечению внимания диаспоры к этому вопросу.

Какие шаги, по-вашему, следует предпринять армянской стороне в информационном противостоянии с Азербайджаном? На что следует обратить внимание?
На сегодняшний день армянская сторона работает на уровне «сохранения баланса». То есть, это постоянно симметричные и ассиметричные ответы азербайджанской стороне. Но, чтобы пройти вперед и перехватывать инициативу, иметь преимущество, в эту сферу должны вкладываться ресурсы, потому что сегодня без этого никак. К формированию ресурсов должна подключаться также диаспора, но, в первую очередь, к этому должно подключаться наше гражданское общество, которому это еще менее интересно, чем диаспоре. Это наш сегодняшний парадокс. Наше общество абсолютно не интересуется этой тематикой, не знает ни историю конфликта, ни взаимоотношения с азербайджанцами, ни что из себя представляет Азербайджан сегодня.

А между тем, за колючей проволокой, живет общество, которое очень резко от нас отличается, и в своем восприятии нас, и вообще в своем восприятии мира вокруг. Это совершенно другое общество, которое мы не знаем. И чем больше наши СМИ будут освещать внутренние проблемные вопросы Азербайджана, тем понятнее нам будут они, тем легче нам будет в какой-то момент попытаться вести с ними диалог. Сегодня же диалога как такового нет и быть не может, потому что когда твой сосед «держит у твоего виска дробовик», очень сложно с ним договориться.

Когда ты знаешь, что из себя представляет сосед, ты никаких иллюзий насчет него не испытываешь. То есть ты уже не думаешь, что это может быть не дробовик, а фоторужье, и ты уже к этому готов. Потому что если завтра начнется войны, мы будем психологически к ней готовы.

Мы также должны быть готовы к тому, что завтра может открыться граница, и вся эта публика хлынет сюда. К этому нужно быть психологически готовым и представлять, что они из себя представляют. Нужно понимать, какие в том обществе существуют проблемы, а ведь они совершенно другие. Там десятки тысяч людей в течение нескольких часов дружно выходят на улицу в защиту ношения хиджаба.

Там другое общество, и там на все есть два ответа: или во всем виноваты армяне, или нам завидуют. Нам надо понимать этих людей, и не пытаться с ними подружиться, найти точки соприкосновения, нет, для начала нам надо их просто узнать. Вполне вероятно, что у тех людей, которые их не знают, будет культурный и психологический шок, от того, что они увидят, когда столкнутся со среднестатистическим азербайджанцем.

Айк Халатян / PanARMENIAN News