Любая свобода – заранее продуманное самоограничение

Тигран Амасян:

Любая свобода – заранее продуманное самоограничение

PanARMENIAN.Net - 26-го августа, в 19:49 часов по среднеевропейскому времени состоится релиз 6-го альбома джаз-пианиста Тиграна Амасяна «Театр теней» (Shadow Theater), в котором собраны 12 композиций. Музыкант рассказал нам, почему именно так назвал альбом, рассказал, сколько времени потребовалось на его создание, какие композиции в нем собраны, поведал о смешении армянской музыки и джаза, а также о плохом состоянии джаза в Армении и не только.

Театр теней

Этому альбому было уделено совершенно иное внимание. Уже около четырех лет, как я хотел его записать, но все время откладывал.

Большинство композиций написал я сам в течение последних шести лет. Есть несколько армянских песен, еще один церковный шаракан. Некоторые из композиций я написал буквально перед записью, что-то менял или добавлял новое. Получилось, что меняя или добавляя что-то, в течение нескольких лет альбом достиг конечной точки, и получилось то, что получилось. Это не просто джазовый альбом – это первый альбом, продюсингу которого мы уделили большое внимание.

Я долго искал и не мог найти хорошего названия для альбома. На ум пришло это название, а потом я узнал, что и в Армении есть театр теней. Мне понравилось, и я решил, что именно так его и назову. Кстати, композиции, вошедшие в альбом, не описывают чего-то конкретного...

В них есть оркестровые звуки, рок, электро и поп, смешанные с джазом и армянскими мотивами. Музыка сложна. Это первый альбом, на запись которого было потрачено столько времени. В мире джаза обычно начинают работу в студии, и уже через четыре дня альбом бывает готов, не ведется какой-то детальной работы.

В общей сложности работали год, конечно, с перерывами. Когда мы начали работу, я не хотел, чтобы создалось впечатление, будто это музыка Тиграна, и нужно только собрать несколько хороших музыкантов, немного порепетировать и записать альбом. Это типичный джазовый подход, который очень далек от слов бенд, группа. А для меня это очень важно. Мы немного порепетировали в феврале 2012-го, потом не встречались до июня, но были на связи. В июне неделю порепетировали во Франции, после чего еще неделю записывались в студии. После этого еще неделю я записывался в студии один, потом еще недельку поработали с Давидом Гиледжяном над тремя композициями. Еще две недели миксовали с Адамом Сэмюельсом. Никакой джаз-музыкант в жизни не будет две недели работать над подобным проектом, но для меня и этого было мало; думаю, нужно было уделить около двух месяцев.

Армянская народная

Армянская народная музыка – часть моей лексики, того, что я музыкант, пианист. Для меня армянская сущность обычна, и в тех композициях, которые я сам пишу, ее много.

Люди в течение всей жизни пытаются понять, что характеризует определенный народ, но у немногих получается это выяснить. В разных областях есть опрелеленные черты, свойственные народу этого края, но есть что-то общее, что всех объединяет.

Для меня лучший представитель армянской музыки – народ. Осталось очень мало людей, которые все еще носят в себе то народное армянское, что им передали предки. Они - самые выдающиеся представители народной музыки. Я не называю имени Комитаса, потому что и он учился и пел песни именно этого народа.

Когда армянские мотивы смешиваются с джазом

Для смешения армянской музыки с джазом необходимы годы работы. Не могу объяснить, как именно это смешение получилось у меня. Джаз не несет в себе какой-то этнической культуры. С ним можно сочетать разные культуры. Я и сам не пробую смешивать его с чем-то, просто пытаюсь услышать музыку, которая развилась во мне, пытаюсь развить ее еще больше. Самое главное – получить в итоге что-то новое. Для меня джаз – это инструмент, пространство, в котором я могу свободно импровизировать.

Для меня пространство - не место, где можно делать что угодно. Я это планирую заранее. Товарищ дяди как-то сказал интересную вещь: свобода – это не то, что мы себе представляем; нет абсолютной свободы. Любая свобода – заранее продуманное самоограничение. То есть, нужно самоограничиваться, чтобы суметь почувствовать себя свободным в этом пространстве. Если ты не будешь знать, что делать, то не сможешь быть свободным. Не думать о том, что играть, – это хорошо, но все откуда-то начинают. Будь мои импровизы вокруг какой-то темы, идеи или аккордов, они заранее продуманы, но новы. Люди десятки лет работают над тем, чтобы научиться мастерски импровизировать, но есть особые музыканты, у которых врожденный талант к импровизации.

Армянский джаз плох, более того - ужасен. Здесь есть несколько музыкантов, которые могут сравниться с зарубежными. Печальное явление, конечно… Здесь есть много талантливой молодежи, просто нет условий для их развития. Все исходит из быта, того, как и в каких условиях человек живет, сколько зарабатывает. Здесь во многих случаях музыканты устраиваются куда-то работать лишь для того, чтобы прокормить семью, но есть и другой пример, когда финансовый аспект выходит на первый план и люди забывают, что они - музыканты, и начинают думать только о том, как бы заработать денег. Это явление есть и за рубежом, есть множество талантливых музыкантов, но они не те деятели искусства, которые думают о том, чтобы чего-то достичь. В Нью-Йорке, к примеру, есть люди, которые мечтают играть в группе Стинга и достигают этого. Но выше этого они не поднимаются, и в дальнейшем о них никто не услышит. Некоторые знают, что они хорошие специалисты, но у них нет своей личности, как профессионалов, и о них скоро забудут. Для таких людей важно зарабатывать деньги. Да, такой подход есть и за рубежом, просто Армения – маленькая страна, здесь мало профессионалов, и среди них не многие думают о том, чтобы создавать, создавать новое, а для человека искусства это важнее всего. Если он не создает, значит он не деятель искусства.

Для отдыха мне нужна тишина, абсолютная. Бывает, я затыкаю уши, чтобы ничего не слышать. Могу беспрерывно играть 2-3 часа, но это очень плохо, поэтому сейчас стараюсь хотя бы раз в 15-20 минут остановиться на минуту-две. Но музыка в моей голове постоянно. Иногда в голове крутится ужасная музыка, не могу избавиться. Бывает, что после концертов последняя композиция еще долго остается в голове.

Лекции и карабахцы

Идея о лекциях в центре искусств «Нарекаци» в Арцахе была моей. Основной целью было понять, кто представляет новое поколение, где они и чем занимаются. Я нашел их. Сейчас поддерживаем с ними связь, среди них есть талантливые молодые люди, с которыми я продолжу общение, потому что им нужно помочь развиться. Есть много молодых людей, которым просто нужно заниматься музыкой, изучать ее, углубиться. А самое главное – чтоб они обошли такие препятствия, как звездная болезнь, гонку за деньгами и т.д., потому что легко "зазвездиться". Так как территория здесь маленькая - нет конкуренции. Люди начинают расти и в какой-то миг развитие останавливается, потому что многие начинают считать себя звездами…

Ваан Степанян / PanARMENIAN Photo, Мане Епремян / PanARMENIAN News
Partner news
 Самое читаемое в разделе
Саундтрек к фильму сербского режиссера Эмира Кустурицы «На млечном пути» (On The Milky Road), главные роли в котором исполняют сам Кустурица и итальянская актриса Моника...
Последний раз мне довелось увидеть Соса Саркисяна на параде Победы в честь освобождения Шуши в Степанакерте в 2012 году. Он сидел на трибуне для почетных гостей и...
Наконец и Сержу Аведикяну придумали прозвище - “снимающий Параджанова”. Человек, которого до этого многие узнавали по фильму “Майрик”, потом приблизительно...