// IP Marketing video - START// IP Marketing video - END
Сближение Тегерана с Вашингтоном Россию не пугает

Николай Бобкин:

Сближение Тегерана с Вашингтоном Россию не пугает

PanARMENIAN.Net - Иранская тема стала наиболее актуальной после подписания соглашения в Женеве по ядерной программе. США уже всерьез подумывают об изменении своей политики в отношении Тегерана. О тенденциях и развитии ситуации PanARMENIAN.Net рассказал старший научный сотрудник Института США и Канады РАН, кандидат военных наук Николай Бобкин.
В экспертной среде Ирана стало частым сравнение значения для Тегерана России и США, похоже, что там ищут ответ на вопрос, с кем выгоднее сотрудничать на перспективу. Действительно ли настало время для подобных рассуждений?
Согласимся, что Иран и США впервые за последние 34 года сделали практические шаги на пути преодоления многолетней конфронтации, появились признаки зыбкой оттепели, новое руководство ИРИ взяло курс на выход из международной изоляции через американский коридор. Иранская дипломатия взяла на вооружение «героическую гибкость», в МИДе подобраны соответствующие исполнители во главе с новым министром Джавадом Зарифом. Наконец, получено благословение аятоллы Хаменеи на поиски путей снятия иранских санкций в обмен на уступки в ядерной программе страны. Всё это пока в России вызывать беспокойства не должно, хотя бы потому, что горизонты ирано-американского альянса за туманом взаимного недоверия и желания обеих сторон не прогадать в этой сделке пока даже не просматриваются.

Кто больше заинтересован в нормализации отношений, Вашингтон или Тегеран?
Наверное, логичнее ставить вопрос о том, кто больше опасается прогадать, потерять в результате отхода от конфронтации. Здесь у Ирана рисков, на мой взгляд, меньше. Ведь предметом торга с иранской стороны являются требования международного сообщества по приведению содержания, объемов и порядка ядерной деятельности в соответствие со стандартами МАГАТЭ. Так или иначе, к этому находящемуся под беспрецедентным давлением санкций Тегерану придется прийти. А американскому руководству, похоже, как раз наоборот, потерять рычаг давления на Иран санкциями очень не желательно. Что бы ни говорили в Белом Доме в пользу Женевского промежуточного соглашения по иранской ядерной программе, но искушение «дожать» экономику Ирана и дальше проверять новое руководство Роухани «на излом» у президента Обамы остается. Именно поэтому уже и после Женевы США принимают новые санкции, а в ответ иранская делегация прерывает консультации с гендиректорами «шестерки» в Вене. Одним словом, противостояние продолжается.

То есть, говорить о принципиальном решении сторон отказаться от конфронтации и начать действительно стратегический диалог о выстраивании отношений на будущее пока преждевременно?
Скорее всего, именно так и есть. Как считает Барак Обама, в дальнейшем многое будет зависеть от поведения Ирана, а с точки зрения тактики очень важно проэкзаменовать иранцев. Санкции остаются основным аргументом Белого дома. Американцы утверждают, что иранская экономика за это время потеряла более 50% своего потенциала и не исключают военной опции закрытия ядерного досье Ирана. Хотя после Женевы вероятность военного сценария резко снизилась. Иранцы также не стали более доверчивыми к Вашингтону. Можно привести высказывание аятоллы Амоли о том, что после рукопожатий с американцами нужно пересчитывать пальцы.

Иранское направление, по-прежнему, оценивается российским руководством как одно из самых приоритетных. Тем не менее, одним из итогов недавнего визита Сергея Лаврова в Тегеран стало публичное признание несоответствия объема двусторонних экономических отношений высокому уровню политического партнерства с Ираном. В частности, опять поднята спорная тема о поставках С-300 в Иран. Насколько эта проблема мешает взаимному сотрудничеству?
Драматизировать ситуацию нет весомых оснований, но своеобразной «ложкой дегтя» в отношениях России и Ирана последних трех лет С-300 остаются. На мой взгляд, отказ был мотивированный, официальной причиной стала резолюция Совбеза ООН, ограничивающая военно-техническое сотрудничество с Ираном. За кадром этого решения можно при желании и увидеть попытку президентской администрации того времени понравиться Белому Дому, тогда Барак Обама был настроен на перезагрузку отношений с Кремлем. С американцами ничего хорошего не вышло, а с иранцами по этой причине мы рассорились, как оказалось надолго.

Действительно, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф опять об этом напомнил на встрече с российским коллегой Сергеем Лавровым. Не принимая предложение РФ поставить взамен ЗРК С-300 другие системы ПВО, которые не подпадают под международные санкции, Иран настаивает на выполнении предыдущих договоренностей и не отзывает судебный иск на 4 млрд. долларов.

Как представляется, судебный иск есть не что иное, как инструмент нажима, а отказ от других российских предложений - нежелание иранской стороны договариваться. В такой ситуации России, похоже, придется прибегнуть к более активной защите.

Что конкретно можно ожидать в этой связи?
Первое, что напрашивается уже давно, это отправить иранские претензии на тот уровень, где им и надлежит рассматриваться. Истцами со стороны Ирана выступают министерство обороны и иранская госкомпания Aerospace Industries Organization, а ответчиком «Рособоронэкспорт». Вот пусть и разбираются хозяйствующие субъекты в нашем военно-техническом сотрудничестве. По крайней мере, этот вопрос нужно снимать с повестки российско-иранских контактов на уровне внешнеполитических ведомств, и даже на высшем уровне.

Второе, на что можно обратить внимание, заключается в малой вероятности принятия третейским судом в Женеве решения в пользу иска министерства обороны Ирана. Международная судебная инстанция, вряд ли, выступит в поддержку нарушения резолюции Совбеза ООН, которая и стала юридическим основанием для отказа от поставок С-300 в Иран. Но консервация проблемы до судебного решения, каким бы оно не было, не в пользу обеих стран. Наверное, было бы логичнее для Ирана отозвать иск и снять претензии по С-300 и согласиться с заключение нового предлагаемого Россией контракта, в котором учесть как финансовые, так и технические нюансы, согласованные специалистами обеих стран.

Наконец, не стоит забывать, что специалисты оценивают российскую долю в иранском импорте вооружений и боевой техники в 60-65%. Если без России, то с кем?

Карине Тер-Саакян / PanARMENIAN.Net
 В центре внимания
Умер французский актер армянского происхождения Шарль Жерар

Умер французский актер армянского происхождения Шарль Жерар Жерар был одним из любимых актеров режиссера Клода Лелюша — он снялся почти в 20 его картинах. Всего на счету Жерара 42 кинороли.