9  05.08.14 - Французская актриса Анна Муглалис
Лагерфельд убедил меня и весь мир, что я красива

Анна Муглалис:

Лагерфельд убедил меня и весь мир, что я красива

PanARMENIAN.Net - Актриса театра и кино Анна Муглалис родилась на юге Франции в семье грека и француженки, позже переехала в Париж. Муглалис известна, как лицо Chanel, муза и источник вдохновения Карла Лагерфельда. Кроме французского, прекрасно владеет английским, итальянским, испанским, немного понимает греческий. Самая известная роль Анны – Коко Шанель в фильме «Коко Шанель и Игорь Стравинский». PanARMENIAN.Net побеседовал с Анной Муглалис о ее греческих корнях, пути становления как актрисы, низком голосе, Шанель, Лагерфельде, рукотворных украшениях, а Pan Photo запечатлел ее.

Я часто читаю о себе, что я идеальная француженка, хотя сама этого не чувствую. Это тонкость французского кинематографа – идеализировать актрис. Анной Муглалис меня назвали в честь сестры моего дедушки. Это не французское имя, и с детства все спрашивали меня, откуда я. Мне это нравится, потому что дает возможность рассказать мою историю. Некоторые даже утверждают, что я говорю по-французски с иностранным акцентом. Мой отец грек, а мама – француженка. Я чувствую себя француженкой, хотя считаю, что все в какой-то степени греки. Когда я приехала в Армению, почувствовала себя как дома: природа, люди, отношения, все такое средиземноморское, хотя моря здесь нет.

В детстве я никогда не думала о том, чтобы стать актрисой. Мне хватало роли зрителя. Потом случайно в метро наступила кому-то на ногу, своим низким голосом попросила прощения, и этот человек решил, что я должна читать его тексты и играть в его постановках. Тексты были ужасными, я отказалась, но на самом деле это стало началом моего актерского пути. Потом мне предложили поступить в актерскую школу. Члены приемной комиссии сразу предложили мне роли и дали академический на год.

Но мой голос часто и мешал мне. Режиссеры говорили, что моя внешность – для главных ролей, но из-за голоса я могу воплощать только образы проституток или пожилых женщин. Мне предлагали сделать операцию, но я отказалась. На самом деле мне доверяли роли режиссеры старшего поколения, и это хорошо. Они всегда много сомневаются, думают над каждым кадром. Я тоже такая. У них я научилась очень многому.

Коко Шанель тоже не была идеальной. Она создала царство моды, французский шик, гламур. Но характер у нее был просто невыносимый. Она сделала то, что до нее не делала ни одна женщина. До фильма «Коко Шанель и Игорь Стравинский» я уже 8 лет работала с Домом моды Chanel. И благодаря своей работе я знала о ней практически все. Получив эту роль, я прочитала о Шанель все, что было возможно. К счастью, любой, кто встречался с ней хотя бы на пять минут, писал книгу, и я прочитала все. На самом деле было очень сложно понять, какой она была. 2 официальные биографии, которые писались под непосредственным контролем Шанель, представляют ее с абсолютно разных сторон. В конце концов, я сыграла ее так, как представляла сама.

В фильме я «придумывала» духи Chanel N5, а в жизни являюсь лицом Chanel Allure Sensuelle. Но если буду выбирать, однозначно выберу N5. Это целая история. Это первые в нашем понимании духи, ведь до этого в духах был один аромат – одного цветка, одного масла, а Шанель создала букет.

Карл Лагерфельд смотрит и снимает меня так, будто видит мой внутренний мир, показывает ту Анну, которую не знаю даже я. Он очень мне помог. Очень трудно понять, кто ты и что хочешь, если, конечно, ты не гений, а я – не гений. Он изменил меня, показал мне мои особенности. Убедил меня и весь мир, что я красива. Лагерфельд – прекрасный человек. У него потрясающая коллекция книг, фотографий, одежды. Он разбирается в живописи, архитектуре, настоящий знаток музыки. Я восхищаюсь им, он дал мне то, что не может дать никто другой – смелость быть личностью.

Я снялась примерно в 20 фильмах. Сотрудничество с Chanel в какой-то степени дает мне свободу, так как я живу на полученные от них деньги и могу спокойно выбирать, в каких фильмах сниматься. Это в основном малобюджетные авторские фильмы. И у моего следующего фильма, французского, съемки которого начнутся в сентябре, маленький бюджет, очень хорошо написанный сценарий и хорошая режиссура. Он рассказывает о разводе семейной пары. Потом я снимусь в фильме, где буду играть фотокорреспондента, занимающегося вопросами траффикинга женщин. Это очень сложная, тяжелая история. Я много читаю, чтобы войти в роль, полностью посвятила себя этой роли. Сейчас изучают фотожурналистку, учусь фотографировать, обращаться с фотоаппаратом. Много читают о траффикинге.

Страх сцены есть всегда. Когда я играла в театре, готовилась и гримировалась дома и приходила в театр только за 5-10 минут до начала, чтобы не успеть сильно испугаться. Хотя со временем я научилась заменять страх возбуждением. Это прекрасное чувство. Сейчас, конечно, это случается реже.

Мечтаю предстать в качестве режиссера. Несколько лет назад я написала сценарий, пыталась сама снять фильм, но не нашла денег. В то время я чувствовала непреодолимую необходимость что-то самостоятельно планировать, искать для этого деньги, создавать что-то ощутимое. Я начала заниматься ювелирным делом. Изучила тонкости, технику. Сейчас у меня есть собственная коллекция рукотворных драгоценностей, называется Ego sur Mesure (выборочное эго). Это очень нежные украшения, кажется что они – часть эго того, кто их носит.

Отношения с дочерью сначала были довольно сложными. Для меня сложно все, что связано с зависимостью. А ребенок – это зависимость. Каждый человек, конечно, зависит от чего-то – алкоголя, сладкого, а я – от сигарет. Хочу, чтобы она была свободна. Конечно, я понимаю, что она человек, личность. Моя работа позволяет мне часто бывать дома, и ей трудно понять, когда я вынужденно отсутствую. Но и эти бесконечные путешествия, конечно, не для ребенка.

Я на самом деле люблю свою профессию. Она позволяет мне проживать разные жизни. Любая мелочь может воодушевить меня, подарить радость. Жизнь прекрасна. Помните всегда об этом: она прекрасна.

Кристине Кюрклян / PanARMENIAN.Net, Ваан Степанян / PAN Photo