Таланты и поклонники

Отчет армянского болельщика джаза о концерте Чик Кориа и Гэри Бэртона в Москве.

Людей талантливых много, однако мало кто из них осознает свою ответственность перед этим даром. А если к тому же этот избранный обладает светлым счастливым характером… и представьте, что их двое – заливающих зал даром от Бога и своим человеческим обаянием.

PanARMENIAN.Net - 5 апреля. Второй вечер. Чик за роялем и Гэри за вибрафоном в Светлановском зале Московского международного дома музыки.

Маленькое отступление в сторону акустики: на фоне беспредела при современном акустическом проектировании (и mp3 – пророк его!) зал имеет удивительно теплое, но вместе с тем ясное «прорисованное» звучание (спасибо В.Т.Спивакову, подвигшему экс-мэра Ю.М.Лужкова на строительство ММДМ). Подобную сбалансированность, одинаково раскрывающую и классическую музыку и вокал, встретишь разве что в Германии. При такой акустике микрофоны и динамики, пожалуй, были излишни – но решение было за исполнителями. Чик играл на неизменно подаваемой «Ямахе» - и эта впечатлило сочностью нижнего регистра на фоне эталонных «середины» и «верхов». Вибрафон Гэри возит с собой, так что – без комментариев.

В Светлановском зале 1699 мест. Заняты были три четверти мест «эконом-класса» в бельэтаже и балконах (от полтинника до ста долларов место); амфитеатр и партер (от полутораста и до трехсот+) откровенно пустовали наполовину. И это несмотря на рекламу телеканала «Культура» и «Комсомолки» - причем все как сговорились напирать на полученные исполнителями два с лишним десятка «Грэмми».

После первого концерта днем ранее на лицах Кориа и Бэртона особого недоумения не было – да и стоило им начать, как все вокруг для них просто перестало существовать. Час первого отделения пролетел по ощущениям минут за двадцать.

После перекура в антракте (разочарованно улыбаясь, удалились обладательницы наиболее дорогих макияжей и обладатели самых модных плащей) в зал вернулось слушателей 500-600, не поддававшихся классифицированию и представлявших все слои и возраста. Заворожено слушали молодые родители с двухлетним сыном в первом ряду, студенты в бельэтаже и пенсионеры на верхах амфитеатра. И Чик с Гэри выдали класс для верных «своих»! Играли – вернее, переигрывали – спектр от классических Битлз до скачущего Гиллеспи, от изощренного Колтрейна до прозрачного Моцарта, от сумасшедшего Дэвиса до мистического Скрябина… Капельдинерши сбились с ног, умоляя зрителей выключить камеры мобильников, а зал вздыхал после каждого сольного прохода и вспыхивал овацией. Чик плел питерсоновские кружева и по-бейсиевски приоткрывал рот на пассажах, Гэри качал головой, нежно отставляя палочки в паузах… Что сказать – можно тысячи раз переслушать все записи Кориа, но лишь живое исполнение передает незаметно накопившуюся и не передаваемую цифровым/аналоговым стандартами мудрость патриарха, которому – убейте! – дашь лет на двадцать меньше его реальных семидесяти. За клавиатурой он и вовсе превращается в того задорного тридцатилетнего мальчишку, который подарил нам Return to Forever.

Два часа прошли одним скачком – и на «бис» Чик вновь признался в старой любви, сыграв «Spain».

Описывать такой концерт словами – дохлое дело, скажу только самое накипевшее о нескрываемом деградировании зрительской аудитории в светлые посттоталитарные времена (касается и экс-совков, и немногим менее Запад и почти совершенно не касается Японии и Китая):

- поклонники перестали не то что безумствовать - наскребать пару сотен на концерт легенд (Чик не каждые пять лет приезжает, да еще с Гэри); на «бис» зовут вполсилы, зато резво спринтуют за пальто к раздевалке; попса же откровенно кабачного уровня исправно набивает Олимпийский или Кремлевский залы публикой, прибывающей на транспорте в спектре от маршрутки до Бентли (билеты как минимум в ту же цену);

- джаз перешел в разряд чуть ли не классической музыки, к тому же в силу подлинной демократичности и отсутствия пафосности не вписываясь в потребительский мейнстрим; холодновато, дамы и господа - вот еще одно свидетельство, что любить в широком смысле слова разучились;

- почти не было знакомых по культурной телекартинке лиц - аборигенная музыкальная элита была одиноко представлена Дмитрием Маликовым с улыбкой Моны Лизы и безупречной шевелюрой от Head & Shoulders; впрочем, и ему концерт не показался значимым настолько, чтобы оторваться от общения по мобильнику;

- а напоследок Чик показал всем (хотя уверен, что мало кто понял) пример подлинно джазовой аристократичности – уходя со сцены после сейшн с, разумеется, случайно зашедшим за кулисы Игорем Бутманом (тот сыграл на порядок выше своего уровня, однако… однако…), легендарный пианист само собой подразумевающимся движением поднял и понес футляр саксофона – Бутман зарделся как мак…

И напоследок.

Может, главное богатство в том, что в моем родном (пусть и не столь имущем) Ереване зрители будут напрочь отбивать ладоши, замучивая и осчастливливая все более редких великанов «бисами» за полночь? что молодые и пожилые будут всеми неправдами пролезать (потому как денег «вообще нет») в зал? что кровно незаинтересованные в джазе и всего лишь исполняющие «обязаловку» доморощенные олигархи не только исправно досидят до конца, но и будут изображать наиподлиннейший восторг?

Провинциально? А может – как положено?

P.S. На выходе мой товарищ (аудиофил с переходящей в извращенность требовательностью) заявил: «Надо было им в клубе на двести мест и с билетами за полтыщи баксов выступать – набилось бы вдвое больше». И тут же возмущенно добавил: «Это жульничество! У Чика явно есть потайные клавиши – ну невозможно выдавать такое звучание на простом рояле!»

Partner news
 Самое читаемое в разделе
Кто такой Монатик и почему его ереванский концерт не состоится
Сергей Манукян о новых ереванских трендах
Художница переносит героев картин в офис, бар и на пляж
Интерактивный музей СССР ищет крышу после пожара
Partner news
 В центре внимания
 Другие статьи раздела
Армянка и кататонический синдром Вся жизнь в одном фото
«Разве есть в этой стране гении, кроме нас с тобой» В день памяти Высоцкого о дружбе с Параджановым
Пулитцеровские фотографии История жертвы Бостонского теракта