Главной задачей  МГ ОБСЕ будет по-прежнему недопущение возобновления войны

Михаил Александров:

Главной задачей МГ ОБСЕ будет по-прежнему недопущение возобновления войны

PanARMENIAN.Net - В конце года принято подводить итоги и предположить, что может принести год грядущий. 2012 год был довольно активным для государств Южного Кавказа и Ближнего Востока. Основные игроки – Россия и США пытаются укрепить свое присутствие в регионе. Свои итоги уходящего года для PanARMENIAN.Net подвел эксперт Института стран СНГ, политолог Михаил Александров.

Что изменилось в регионе после победы блока "Грузинская мечта"?
Развитие ситуации в Грузии внушает оптимизм. Похоже, в Грузии к власти приходит та часть элиты, которая исповедует политический прагматизм. Это позволяет надеяться на улучшение российско-грузинских отношений и на ослабление изоляции Армении. И хотя восстановление дипломатических отношений между Россией и Грузией в ближайшее время является проблематичным, можно было бы ожидать восстановления консульских отношений, что облегчило бы контакты между людьми. Возможен также обмен торговыми представительствами и открытие российского рынка для грузинских товаров. В обмен Россия, скорее всего, потребует возобновления военного транзита в Армению через грузинскую территорию. Такое решение было бы выгодно Тбилиси, так как, во-первых, позволило бы заработать на этом транзите, а с другой стороны, лишило бы Россию стимулов вводить войска на грузинскую территорию в случае нападения США и их союзников на Иран. Одним словом, победа «Грузинской мечты» открыла хорошие перспективы для укрепления безопасности и расширения сотрудничества в Закавказье.

Какой вы видите дальнейшую деятельность МГ ОБСЕ и зачем нужна встреча Налбандян-Мамедьяров в январе 2013 года?
Я не предвижу каких-то принципиальных изменений в деятельности МГ ОБСЕ. Ее главной задачей будет по-прежнему недопущение возобновления войны. В изменении статус-кво военным путем не заинтересовано ни одно государство, кроме Азербайджана. По этой причине МГ ОБСЕ будет поддерживать переговорный процесс между сторонами и содействовать проведению «ритуальных» встреч между министрами иностранных дел и президентами Армении и Азербайджана. Встреча Налбандян-Мамедьяров в январе 2013 года вполне вписывается в эту программу. В то же время посредническая активность президента России в этом вопросе несколько ослабнет, так как Владимир Путин, в отличие от Дмитрия Медведева, лучше понимает реалии международных дел и не испытывает иллюзий по поводу возможности быстрого урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Насколько отказ России от Габалы повлияет на расклад сил в регионе?
С военно-технической точки зрения уход России из Габалы никак не повлияет на расклад сил в регионе. Новая российская РЛС под Армавиром покрывает данный сектор воздушно-космического пространства. В то же время с военно-политической точки зрения уход из Габалы означает прекращение военного присутствия России в Азербайджане. А это влечет за собой определенные военно-политические последствия. Во-первых, это означает, что Азербайджан уже не находится в оборонном пространстве России и уже не может рассматриваться как надежный военно-политический партнер. Отныне – это в лучшем случае нейтральное государство, в худшем государство-противник, стремящееся выстроить военно-политические отношения с геополитическими конкурентами России. Естественно, в дальнейшем Россия будет относиться к Азербайджану более настороженно, а возможно даже предпринимать шаги по сдерживанию недружественной активности Баку. Как следствие, баланс подхода Москвы к отношениям с Арменией и Азербайджаном сместится еще больше в пользу Армении. У России также исчезнут стимулы поддерживать стабильность правящего режима в Азербайджане, препятствовать росту сепаратистских настроений на его территории, соглашаться на массовую миграцию азербайджанских граждан в Россию, учитывать интересы Азербайджана по статусу Нагорного Карабаха. В долговременной перспективе такая позиция России может привести к дестабилизации азербайджанского государства.

Насколько серьезны прогнозы о начале военных действий в регионе Кавказа и на Ближнем Востоке?
Сейчас начало военных действий на Кавказе может быть связано только с возобновлением войны в Нагорном Карабахе по инициативе Азербайджана. В нынешней ситуации я рассматриваю такую вероятность как незначительную. Однако такая возможность может появиться в случае масштабного нападения США и их союзников на Иран. В этих условиях американцы, заинтересованные в азербайджанском плацдарме против Ирана, могут поддержать агрессию Баку против НКР. Чтобы этого не случилось, при первых же симптомах нападения США на Иран России следует ввести свои войска на территорию НКР и дополнительные контингенты войск в Армению. Вероятность же нападения США на Иран я рассматриваю как 50% на 50%. Но думаю, что реальная военная угроза Ирану возникнет только после смещения режима Асада в Сирии.

Карине Тер-Саакян